/ Тексты

О воспоминаниях, мечах и «Детях моря». Интервью с основательницей Studio 4°С Эйко Танакой

Studio 4°С - известная далеко за пределами Японии независимая анимационная студия. Она была основана более 30 лет назад и с тех пор успешно экспериментирует, находя партнёров по всему свету и удостаиваясь всевозможных кинонаград. Новый проект студии, картина Аюму Ватанабэ «Дети моря», после осеннего проката был вновь показан в Петербурге на Фестивале японского кино, который ежегодно проводится в российских городах Японским фондом и арт-объединением Coolconnections. Фильм зрителям представляла основатель и генеральный продюсер Studio 4°С Эйко Танака. Сона Арсенян побеседовала с ней, расспросив и о работе с Миядзаки, и о новом, и о уже легендарных аниме.

Эйко Танака в кинотеатре «Родина», Санкт-Петербург, 2019

Как вышло так, что работая на легендарной, созданной самими Миядзаки и Такахатой студии «Гибли», в 1986 году вы основали собственную студию «4◦C»? Как всё начиналось и почему она так названа?

На «Гибли» я работала продюсером, а супервайзером у нас был Ёсихару Сато. Кодзи Моримото тоже там работал. Изначально это была их идея, они просто пришли ко мне вдвоём после «Ведьминой службы доставки» и предложили создать собственную студию. А «4◦C», потому что это особая температура для воды. При 4◦C у неё наибольшая плотность. И девиз нашей компании заключается в том, чтобы делать свою работу максимально плотно - чтобы наши произведения были наполнены, как вода при этой температуре.

Вы упомянули «Ведьмину службу доставки». Также вы работали над «Моим соседом Тоторо» Миядзаки. Это фильмы, на которых я выросла...

(Улыбается). Тогда вам будет интересно, что изначально «Мой сосед Тоторо» планировался как короткометражка - максимум на 15 минут. Он должен был стать «заставкой» к фильму Исао Такахаты «Могила светлячков». А Миядзаки-сан так увлёкся действиями Тоторо, что из 15 минут фильм вырос в полноценный полный метр. Даже когда он был полностью закончен, Миядзаки-сан думал доснять несколько кадров. Он хотел, чтобы в конце фильма зритель видел Тоторо, а не Котобуса, - так сложилось, что в фильме ему уделялось больше внимания. Но, к сожалению, тогда уже ничего нельзя было изменить, и вновь придуманную Миядзаки-сан сцену так и не нарисовали. Хотя если бы ему удалось осуществить задуманное, фильм был бы гораздо лучше.

Одним из первых проектов Studio 4°С были «Воспоминания о будущем», трилогия анимационных новелл, инициатором которой был Кацухиро Отомо.

Он был главным режиссёром. [Три новеллы альманаха «Воспоминания о будущем» сняли три признанных мастера японской анимации Кацухиро Отомо, Кодзи Моримото и Тэнсай Окамура. Автором и руководителем проекта выступал Кацухиро Отомо, поэтому аниме иногда называют «Воспоминания Кацухиро Отомо».]

Работая над этим проектом, что вы планировали снимать дальше, это должен был быть определённый жанр, киберпанк, например, или научная фантастика?

Тогда, 30 лет назад, аниме всё ещё воспринималось как кино для детей. Нашей главной целью было снимать фильмы интересные взрослым.

Например, знаменитая «Аниматрица», продолжение культовой трилогии Вачовски. Как вы думаете, почему они решили расширить вселенную «Матрицы» именно с помощью аниме? И почему выбрали вашу студию?

Это была идея Джоэля Сильвы, продюсера, который работал с Вачовски. Тогда уже были созданы все три фильма. Во втором из них появилось много второстепенных героев, и они хотели показать их истории. Почему именно аниме и «4◦C», не знаю. Вселенная аниме такая яркая, вероятно, они решили, что приёмы, которые мы используем, обогатят «Матрицу». Мы очень благодарны им за это.

«Аниматрица»

Это ведь не единственное ваше сотрудничество с западными компаниями - с американцами, французами. Мы же привыкли думать, что Япония довольно самодостаточная страна.

Почему же? На аниме в своё время очень сильно повлияли Голливуд и американские мультфильмы, даже их книжки-раскраски. Просто у нас не было достаточно средств, чтобы создавать продукцию такого качества. В Японии решили снимать интересное аниме малыми средствами - «Anime limited». Но это очень насыщенная анимация. Сегодня она широко представлена за границей - и в США, и в Европе. И, знаете, японцы очень рады, что аниме не осталось закрытым, как вы говорите, самодостаточным, что его смотрят по всему миру.

Не только в Европе или Америке, в России тоже очень любят аниме. Для нас очень важен ваш проект «Первый отряд». Он стал так называемым «первым российским аниме». Как вам пришла эта идея? Каково было сотрудничать с российскими авторами?

Ну, режиссёром-то был Ёсихару Асино, японец. А вот продюсерами выступили Миша-сан [Михаил Шприц] и Алёша-сан [Алексей Климов] из компании «Молот».

Пионеры с катанами - их идея?

Да, Миши и Алёши. Они хотели сделать сразу два проекта - аниме и компьютерную игру. Прежде чем приступить к фильму, мы долго изучали Россию. Это очень важно, нужно знать, о чём снимаешь. Сейчас я думаю, что стоило ещё тогда приехать в Россию. А вам не понравилось?

Кадр из аниме-фильма «Первый отряд» Ёсихару Асино

Нет, почему? У фильма даже было обсуждение на телевидении. Все пришли к выводу, что катана лучший меч на свете! Кстати, о мечах. Вы сняли трилогию по манге Кэнтаро Миуры «Берсерк». К тому времени и у манги, и у старого аниме-сериала были толпы фанатов. Это одно из моих любимых произведений, но мне, если честно, было очень непривычно смотреть на любимых героев в CGI. Почему вы решили использовать компьютерную графику? Ведь даже Миядзаки-сан говорил, что чувства героя можно передать, только нарисовав его.

Да, но в «Берсерке» так много доспехов и самого разного оружия. Всё это было бы крайне сложно нарисовать. Кстати, задумав трилогию, мы долго ездили по Европе, изучали европейское оружие. Так что сложно сказать, лучший ли меч катана. Бои на мечах также легче сделать с помощью компьютерной графики. Представьте себе одну батальную сцену: сколько там движений, и сколько бы вы её рисовали? А в «Берсерке» таких сцен огромное количество.

«Берсерк»

«Дети моря». Фильм уже был в российском прокате, и его многие видели. Критики часто сравнивают его с работами студии «Гибли». Тем более, что вы пригласили в проект Дзё Хисаиси - композитора, который писал музыку ко всем фильмам Миядзаки. Не боялись ли вы таких сравнений?

Я очень хорошо знаю Хисаиси-сана и, конечно, понимала, что, возможно, «Дети моря» будут чем-то похожи на какие-то из фильмов студии «Гибли». Но я не воспринимала это как ограничение, наоборот, считала, что благодаря этой схожести мир нашего аниме будет шире и полнее.

Ещё «Дети моря» сравнивают с фильмами Макото Синкая. Но это потому, что он великолепно нарисован. Но почему старушка, рассказывающая историю звёздных детей, так некрасива? Как будто она отрицательный персонаж.

Мир так разнообразен. Не все в жизни красивы, но это же ничего не значит. В фильме почти нет отрицательных персонажей. Мы хотели, чтобы «злодеями» были только учёные, которые хотели использовать силу детей в военных целях. У них в итоге ничего не получилось. А эта бабушка помогает главной героине попасть на Праздник Жизни, она добрая и мудрая.

Это тоже интересный момент. Почему Праздник Жизни заканчивается смертью?

Мы хотели показать, что в мире нет смерти - только Перерождение. Именно поэтому фильм заканчивается сценой после титров, где у Руки рождается брат. На ней настоял автор манги Дайсукэ Игараси. Ему было очень важно, чтобы фильм заканчивался появлением на свет нового человека.

Получается, я не досмотрела фильм до конца. Не все знают, что у него есть такое продолжение.

Как жаль! Вы, пожалуйста, расскажите всем, что оно есть, это важно.

«Дети моря», реж. Аюму Ватанабэ, 2019

Фильм попал в лонг-лист Оскара. У вас есть какие-то ожидания на этот счёт, или в Японии к решениям Американской киноакадемии относятся с меньшим энтузиазмом, чем у нас?

Ну что вы?! Конечно, мы все хотим эту статуэтку [в шорт-лист «Дети моря», к сожалению, не попали].